Номер газеты: Сентябрь 2019

Я вам рассказывал, что встречался с одним человеком, у которого отняли ногу. Помните? Не рассказывал? Очень интересная ситуация. Забавная.

Примерно в 1997 году у нас родственник попал в больницу. С сердцем лежал. И прихожу, сосед накрыт одеялом и что-то бормочет, молитву какую-то. Я ему говорю «А кто это?» «Да вот, с Кавказа привезли человека. У него гангрена пальца ноги. Сможешь помочь? Поговори». И он его позвал.

Я говорю «Что у Вас?» Он отвечает «Сделали обезболивающее, прошло всего 2 часа». Гангрена – болевые сильные ощущения, отмирает палец. Сахар был у него, а молодой парень, где-то лет 35. Мы разговорились, что чего. И входит брат его, тоже вступает в разговор. Он говорит «Всю ночь не спал, двое суток уже не спит». «Я могу сделать, что он сейчас заснет». «Ой, пожалуйста, сделайте». Значит, я с ним разговариваю, разговариваю, разговариваю, он забывает про боль, про все, он рассказывает свою жизнь.

И он интересную вещь сказал «У нас была в городе на Кавказе секция карате, 20 человек. Началась перестройка 90 года. Все мастера и кандидаты в мастера, высокий уровень. Осталось 5 человек». «А где остальные?» «Остальных перестреляли». Т.е. они пошли в охранники, пошли в бизнес, пошли в вымогатели. Всех перестреляли. Он говорит «Я вот остался, хочу детьми заниматься». Нормальный хороший парень. Я говорю «Давай ложись». Он говорит «А палец? Надо же, не болит палец». Я говорю «Ложись и спи».

Через 2 дня мы опять приезжаем. Брат встречает «Ой, спасибо, все нормально, я забираю брата». Я говорю «Стоп, стоп. Куда Вы его забираете? Как?» «Как же, у него палец не болит. Все нормально». Представляете? Т.е. он уже собрался выписываться. Я говорю «Ребята, это только начало. Подождите».

Парень говорит «Я уже все, поехал, спасибо большое, Вы меня вылечили». «Я Вас не вылечил, Вы заблуждаетесь». А у него гигантская гордыня, знаете, как у южного человека «Я решил и все».

Я говорю «Помните, мы о чем с Вами разговаривали? Почему у Вас отбирают палец? Это Ваша гордыня. Мощная гордыня. И если Вы с ней не сладите, за последствия я не ручаюсь».

Через два дня звонок, брат звонит «О, кошмар. Я не успел его забрать, у него опять гангрена, опять боль». Я говорю «Я сказал, если он будет работать над своей гордыней, мы можем вылечить». Он говорит «Нет, у меня нет гордыни». Я говорю «Видишь, как ты апеллируешь, нет, чтобы смириться и покаяться». Короче, он отказался «Врачи меня вылечат».

Не фига. Я его встречаю года через полтора-да, случайно абсолютно. Он сам ко мне подходит с костылями на одной ноге. Я говорю «О, привет. Ну что?» Он говорит «Вот видите, пришлось отнять по колено». Я говорю «И ты помнишь, о чем мы говорили?» Он говорит «Я все прекрасно помню. Я эти 2 года работал над своей гордыней». Понимаете, человеку надо отнять ногу, чтобы дошло до него, над чем надо работать. Представляете, да? Вот такая вот ситуация была.

А если бы он ухватился и понял, что чего и как, может быть пришлось просто палец отпилить, как говорится. И он по минимальному бы вышел. Но он южный человек, он сразу не может.

Александр Свет



Назад в раздел